Конвенция о защите прав и достоинства человека

Конвенция о защите прав и достоинства человека относительно применения биологии и медицины: Конвенция о правах человека и биомедицину от 4 апреля 1997 года предусматривает следующее:

Интересы и благополучие отдельного человека превалируют над исключительными интересами всего общества или науки (ст. 2.).

Стороны, учитывая медицинские нужды и имеющиеся ресурсы, принимают соответствующие меры для обеспечения в пределах их юрисдикции равноправного доступа к медпомощи надлежащего качества (ст.3.).

Положение об оплодотворении in-vitro и трансплантации эмбрионов, принятое 39-й Всемирной медицинской ассамблеей (Мадрид, Испания, октябрь 1987 г.) гласит, что:

Оплодотворение in-vitro и трансплантация эмбриона являются медицинским методом, доступным во многих частях света, для лечения бесплодия. Этот метод может быть полезен как для отдельных пациентов, так и для общества в целом, не только регулируя бесплодие, но и способствуя исчезновению генетических заболеваний и стимулированию фундаментальных исследований в области человеческой репродукции и контрацепции.

С этической и научной точек зрения медицинская помощь человеческому воспроизводству оправдана во всех случаях бесплодия, которое не поддается классическому медикаментозному или хирургическому лечению…

Во всех этих случаях врач может действовать только с полного и информированного согласия доноров и реципиентов. Врач должен действовать, прежде всего, в интересах ребенка, который родится в результате процедуры.

И в этой части процедуру искусственного оплодотворения ВМА приветствует и поддерживает оплодотворение in-vitro. Далее в положении отмечается о возможных этических и правовых конфликтах при использовании донорских яйцеклеток, спермы и эмбрионов. Однако, в целом, использование донорских материалов при процессе оплодотворения in-vitro положение не только не запрещает, но и поддерживает, обращая внимание на необходимость соблюдения норм национального права при проведении процедуры.

Не отрицает положение и возможность использования, так называемого замещаемого родительства, по которому женщина даёт согласие на искусственное оплодотворение для зачатия ребёнка, который будет в последствии усыновлён мужчиной либо его женой.

Неодобрение ВМА выражает по поводу проведения процедур, связанных с оплодотворением in-vitro на платной основе.

Таким образом, взаимоотношения заказчика и суррогатной матери в принципе не осуждаются ВМА. И если заказчик принимает на себя расходы по содержанию суррогатной матери в период беременности, обеспечивая тем самым максимально благоприятный режим для развития плода, то подобная трактовка трат Заказчика вполне отвечает принципам положения.